Адвокат Ольга Гнездилова: Доклад о свободе объединений в 2015 году

news_image: 

Свобода объединений в 2015 году. Доклад.
Ольга Гнездилова, адвокат, правовой советник портала Article20.org

Введение

С 2012 года в России были приняты десятки законов, ограничивающих свободу выражения мнения и участие граждан в управлении делами государства. К этому ряду можно отнести и законодательство об «иностранных агентах». Бесконтрольность и безграничность власти привела к разрушению едва начавшей формироваться системы сдержек и противовесов, частью которой было гражданское общество.

В настоящее время в реестр «иностранных агентов»включено более 100 наиболее известных и успешных НКО, работающих как в пределах своего региона, так и по всей России. В результате организации подверглись крупным штрафам, многочисленным проверкам, многие из них были вынуждены прекратить свою деятельность.

Около 50 НКО обратились в Европейский суд по правам человека с жалобами на незаконное вмешательство государства в свободу объединений. Однако ЕСПЧ до сих пор не коммуницировал ни одно из этих обращений.

Преследованию подверглись в основном организации, которые позволяют себе критические высказывания по вопросам защиты прав человека, исполнения социальных обязательтв государства, охраны окружающей среды либо представляют интересы социально незащищенных групп, такиех как ЛГБТ.

По словам программного директора по России Human Rights Watch Татьяны Локшиной, власть фактически приравнивает своих критиков к врагам государства и всеми средствами либо пытается заглушить их голоса, либо поставить их вне закона.

Регистрация НКО

Процедура регистрации НКО до сих пор остается сложной и длительной. По официальным данным, в 2015 году из 70 000 заявлений о регистрации, Минюст одобрил только 16 000.

При этом число реально работающих организаций оценить сложно. В списке зарегистрированных в России НКО значится более 441 тысячи организаций. В списке Росфинмониторинга, который следит за счетами организаций, в 2014 году находилось 4124 НКО. Таким образом, можно сделать вывод, что средства для деятельности имеют менее 1% зарегистрированных организаций. По оценкам директора Ресурсного правозащитного центра Марии Каневской, в стране реально функционирует около полутора тысяч некоммерческих организаций.

Вмешательство государства в деятельностью НКО

Проверки, проводимые прокуратурой и пожарным надзором

Несмотря на позицию Конституционного суда РФ, который указал на необходимость более четкой регламентации сроков прокурорских проверок, Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 28 мая 2015 года № 265 не улучшил положение проверяемых организаций. Так, органам прокуратуры предписано руководствоваться «принципами разумности»при определении времени, которое отводится НКО для представления документов, никаких конкретных сроков не установлено. При этом в интересах безопасности государства такой срок может быть установлен менее чем в один день.

Теперь прокуратура обязана будет информировать организацию о проведении проверки не позднее дня начала проверки. Период проверки составит 20 рабочих дней с возможностью продления до шести месяцев, который также не является окончательным.

В январе в Центр «Трансперенси Интернешнл — Россия» для проведения проверки пришли сотрудники прокуратуры. Они потребовали за выходные подготовить и представить 500 страниц документов, многие из которых нужно было перевести на русский язык.

Очередная прокурорская проверка прошла в Сахаровском центре. Первоначально запланированная Прокуратурой г. Москвы на 3 марта, в связи с проведением в тот день в помещении организации прощания с Борисом Немцовым, она была перенесена на 5 марта.

Продолжает играть важную роль в жизни НКО пожарный надзор. В августе «Гражданский контроль» был оштрафован на 150 000 рублей отделом надзорной деятельности государственного пожарного надзора Центрального района Санкт-Петербурга.

После премьеры спектакля «Болотное дело» в помещение Театра.DOC пришли сотрудники прокуратуры и пожарного надзора. Заметим, что и на самой премьере присутствовала полиция, кинологи с собаками.

Штрафы за отказ регистрироваться в качестве «иностранного агента»

С учетом апелляционного обжалования на 300 000 рублей оштрафованы:

  • ™™ Сахаровский центр (Москва);
  • ™™ Музей «Пермь-36» (его руководитель — на 100 000 рублей);
  • ™™ «Экологика» (Ростов-на-Дону);
  • ™™ «Планета Надежд» (Челябинская область);
  • ™™ Комитет против пыток (Нижний Новгород);
  • ™™ Центр защиты прав СМИ (Воронеж);
  • ™™ Фонд «Династия» (Москва);
  • ™™ Центр независимых социологических исследований;
  • ™™ Молодежный центр консультации и тренинга (Волгоград);
  • ™™ Движение «За права человека» (Москва);
  • ™™ «Голос-Поволжье» (Самара);
  • ™™ ЛГБТ-организация «Ракурс» (Архангельск);
  • ™™ «Партнерство для развития» (Саратов).

В январе судебные приставы пришли к руководителю организации Ольге Пицуновой описывать имущество за штраф. Ее супруг Андрей Пинчук не пустил их в квартиру, за что был оштрафован на 1000 рублей. После этого ее оштрафовали на 200 000 рублей за невыплату предыдущего штрафа.

На 200 000 рублей:

  • ™™ Центр развития некоммерческих организаций (Санкт-Петербург);
  • ™™ «Человек и закон» (Йошкар-Ола).

На 150 000 рублей:

  • ™™ Учебный центр экологии и безопасности (Самара);
  • ™™ Экологический центр «Дронт» (Нижний Новгород);
  • ™™ Сибирский экологический центр (Новосибирск).

На 100 000 рублей:

  • ™™ «Экозащита!» (Калининград);
  • ™™ экологический фонд «За природу» (Челябинск).

На 50 000 рублей:

  • ™™ Беллона-Мурманск.

Организации вынуждены собирать деньги на штраф, а в случае неудачи закрываться, поскольку НКО получают целевое финансиование, которое по закону не может быть направлено на оплату штрафа.

Штрафы за неисполнение обязанностей иностранного агента

В 2015 году власти начали активно штрафовать НКО за отказ сообщать на своих мероприятиях или сайтах о навязанном государством статусе. Руководитель Комитета против пыток Игорь Каляпин по этому поводу сказал: «В российской правоприменительной практике такого требования нет даже по отношению к преступникам. Человек, вина которого в суде доказана, не обязан признавать свою вину. А вот нас… заставляют самих себя публично называть этими самыми агентами, коими мы никогда не были».

Центр Сахарова оштрафовали на 400 000 рублей за содержание сообщения на сайте, что организация внесена в реестр иностранных агентов решением Минюста, которое обжалуется в суде, в то время как от организации требовали написать, что она является агентом.

Комитет против пыток был оштрафован на 300 000 рублей за то, что на листовке «Прокурор, помни о данной тобой присяге», раздававшиеся на пикете в поддержку жертв пыток, а также на использованных на мероприятии плакатах и баннерах не было пометок, что данные информационные материалы изданы или распространены «некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента».

Правозащитный центр «Мемориал» получил штраф за публиацию на сайте другой организации — «Международного Мемориала» — сообщения о мероприятии, которое не имело к центру никакого отношнеия. Суд сослался на то, что эти две организации работают в тесном контакте друг с другом, ПЦ «Мемориал» является членом «Международного Мемориала», и логотипы у них схожи.

Минюст предпринял попытку оштрафовать «Общественный вердикт», заявив, что они не сдали отчеты. Хорошо, что в организаци исохранилась отметка самого ведомства по получении документов Фонда. В Минюсте сданного отчета так и не нашли.

Семь организаций обнаружили, что их отчеты, опубликованные на сайте Минюста, отличаются от поданных. Как утверждают сотрудники НКО, в уведомлениях, которые они обязаны регулярно сдавать в министерство, сообщалось обо всех источниках иностранного финансирования, но в итоге на сайте ведомства оказались иные сведения. При этом штраф за неверно поданные отчеты мог составить до 300 000 рублей. К счастью, организации сохранили подтврждение подачи правильного отчета, и им удалось избежать штрафа. Минюст объяснил это сбоем в базе данных.

Исключение из реестра иностранных агентов

Только в марте, спустя почти 2,5 года от вступления в силу закона, был утверждаен порядок исключения из реестра «иностранных агентов». Теперь организация может снять с себя этот ярлык, если в течение года не получала финансирования из иностранных источников или не занималась политической деятельностью либо не позднее трех месяцев со дня включения в реестр вернула полученные пожертвования иностранному донору.

Заявление подается в Минюст, который проводит проверку и принимает решение в течение трех месяцев. При этом НКО физически не покидают реестр, лишь в графе «прекращение выполнения функций» ставится отметка, что организация перестала быть агентом «в свзяи с прекращение исполнения обязанностей иностранного агента». На конец 2015 года только семи организациям удалось получить такую запись в реестре. Поправки, регулирующие порядок ислкючения из реестра, предусматривают, что если организация возобновила получение иностраного финансирования после временного прекращения, ее вновь включают в реестр, и на этот раз нужно будет ждать три года, чтобы вновь подать заявление в Минюст на исключение из списка. На практике Минюст принимал решения об исключении из реестра в последние дни трехмесячного срока.

Но есть организации и с особым статусом. Несмотря на отсутствие иностранного финансирования, Ассоциации «Голос» не удалось покинуть реестр иностранных агентов. Казалось бы, Мосгорсуд прекратил административное дело против «Голоса», не признав иностранным финансированием возвращенную организацией международную премию. В июле на счет «Голоса» был возвращен штраф в размере 400 000 рублей, который организация ранее заплатила за отказ регистрироваться в качестве «иностранного агента». Однако в ходе очередной проверки ассоциации Минюст назвал иностранным финансированием 4000 долларов, которые Роман Удот, даже не являющийся сотрудником НКО, получил по авторскому договору 3.

Развитие законодательства

Негативность термина

Законодательство об иностранных агентах и другие изменения поседних трех лет прежде всего направлены на преследование нелояльных, высказывающих критическое мнение организаций. Так, комментируя необходимость поправок в законодательство об агентах, президент В. Путин отметил: «Ясно, что эти формулировки, которые есть в законе, они не единообразно понимаются и иногда наносят ущерб даже деятельности абсолютно лояльных, пророссийских, рассчитанных на помощь людям организаций».

При этом власти хорошо понимают негативность термина «иностранный агент». Замглавы президентской администрации В. Володин на одном из совещений отметил, что на образ НКО в целом негативно влияет клеймо «иностранных агентов». Сенатор Морозов раскритиковал попытки стран СНГ применять термин «иностранный агент» к российским НКО, работающм у них. Он потребовал вывести их из-под действия законодателсьтва об агентах, поскольку «эти люди не только подпадают под проекты этих законов, но и начали испытывать определенное давление».

Ключевые изменения

НКО пытались добиться замены термина «иностранный агент» на более мягкую и справедливую формулировку «организация, получающая иностранное финансирование», однако закон принимался не для того, чтобы организации чувствовали себя комфортно. Долгие переговоры право защитников и власти сделали очевидным, что главным объектом закона«об иностранных агентах» являются именно правозащитные НКО. Именно к такому заключению можно прийти, глядя на то, как власти «конкретизировали» понятие политической деятельности, включив в него практически любую общественную активность. Так, политической деятельностью среди прочего названо наблюдение за выборами, публичные обращения к государственным органам, органам местного самоуправления, распространение, в том числе через интернет, оценок принимаемых государственными органами решений, проведение и обнародоване опросов общественного мнения.

Однако новой трактовкой политической деятельности наступление на НКО не ограничивается. Следуя логике абсурда, вносятся все новые и новые предложения, соперничающие друг с другом за звание самого нелепого, но тем не менее вполне претендующего на реализацию.

В октябре правительственная комиссия одобрила поправки в закон об ОНК, согласно которым организации, выполняющие функции иностранного агента, не смогут выдвигать кандидатов в члены общественных наблюдательных комиссий.

В декабре Минюст предложил признавать иностранным финансирова нием пожертвования россиян со вторым иностранным гражданством. Депутаты подготовили поправки, вводящие для организаций, включенных в реестр иностранных агентов, запрет на любое «вмешательство» в сферу силовых структур и армии, ведение информационной и аналитической деятельности в этом направлении, а также запрет членам этих организаций состоять в общественных советах силовых ведомств. При этом в качестве примера вмешателсьтва законодатель приводит антикоррупционную экспертизу закона «О полиции».

Министерство связи и массовых коммуникаций разработало законопроект, которым предлагается также запретить иностранным агентам учреждать СМИ.

В октябре депутаты внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий запрет и миллионные административные штрафы (за исключениемслучаев, если предоставление такой информации влечет уголовную ответственность) за предоставление информации по запросам иностранных государств без согласования с органами исполнительной власти РФ.

Некоторые подобного рода новеллы уже вступили в силу. Например, закон о бухгалтерском учете дополнен запретом НКО — «иностранным агентам» применять упрощенную систему налогообложения. Срок давности привлечения к административной ответственности за невключение в реестр иностранных агентов увеличен с трех месяцев до одного года.

Нежелательные организации

В 2015 году было принято законодательство о «нежелательных организациях», вводящее абсолютный запрет на работу иностранной или международной организации, если Генеральная прокуратура РФ примет решение признать ее нежелательной. На практике оказалось, что потенциально нежелательными являются те организации, которые финансируют НКО, входящие в реестр иностранных агентов. По словам заместителя директора Федеральной службы по финансовому мониторингу П. Ливадного, активное финансирование иностранных агентов — один из основных маркеров, который определяет нежелательность действий иностранных организаций.

В соответствии с новым законом, организация признается нежелательной, если она представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства. Вводится в том числе запрет на распространение информационных материалов «нежелательной организации», в том числе в СМИ и интернете.

С момента публикации решения организации, признанной нежелательной, запрещено осуществлять на территории Российской Федерации какую-либо деятельность, причем этот запрет распространяется и на проекты, которые этой организацией финансируются. Денежные средства от нежелательных организаций физически не смогут попасть в Россию — кредитным организациям предписано отказывать в проведении операции с их денежными средствами с обязательным информированием федерального органа по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

За руководство нежелательной организацией или участие в ее деятельности при условии двукратного в течение года привлечения к административной ответственности «за аналогичное деяние» вводится уголовная ответственность — до шести лет лишения свободы.

Административная ответственность вводится за осуществление деятельности или участие в деятельности нежелательной организации. При этом должностному лицу может быть назначен штраф в размере до 50 000 рублей, организации — до 100 000 рублей.

Причина появления законодательства о нежелательных организациях кроется в уверенности властей в том, что протесты зимы 2011—2012 годов были профинансированы американским Национальным фондом в поддержку демократии (NED). Так, например, Генпрокуратура считает, что фонд потратил более 5 млн долларов на провокацию в России массовых беспорядков под лозунгом «за честные выборы» 3. И именно NED стал первой нежелательной организацией, внесенной Минюстом в реестр по решению Генпрокуратуры: «Учитывая общую направленность деятельности фонда, прокуратурой сделан вывод о том, что она представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности и безопасности государства».

Но на этом дело не закончилось. В начале июля члены Совета Федерации единогласно приняли обращение в Генпрокуратуру, МИД и Минюст, в котором попросили рассмотреть так называемый патриотический стоп-лист — список из 12 иностранных и международных организаций для включения их в реестр нежелательных организаций. Первый заместитель главы Комитета по конституционному законодательству СФ А. Александров прокомментировал его появление следующим образом: «США вкладывают деньги в свои НКО, работающие на территории РФ, только с одной целью — на ослабление России. Немецкие, французские или другие европейские НКО в России все равно работают в интересах США. Это факт неоспоримый».

В стоп-лист вошли в ряду прочих Фонд Сороса, NED, Freedom House, Фонд Макартуров, Всемирный конгресс украинцев. По мнению членов верхней палаты, деятельность названных организаций направлена на ухудшение внутриполитической ситуации в России и подрыв патриотического единства нашего народа.

Не дожидаясь включения Фонда Сороса в список нежелательных организаций, в августе Министерство образования Свердловской области приказало изъять из школьных библиотек научные книги по истории, выпущенные при поддержке фонда.

«Охлаждающий эффект» законодательства об «иностранных агентах»

Самоликвидация

По состоянию на конец года 13 НКО, включенных в реестр «иностранных агентов», были вынуждены самоликвидироваться. Ряд организаций подали заявление о самоликвидации, не дожидаясь включения в реестр, в надежде, что прекращение работы поможет им избежать крупных штрафов, а также не получить ярлык «иностранного агента».

Решение о самоликвидации принял Новосибирский областной общественный Фонд защиты прав потребителей, внесенный Минюстом в реестр в апреле. Руководство справедливо посчитало, что в таких организациях часто проводятся разного рода проверки, пока не будут обнаружены нарушения, за которые придется платить штрафы.

В январе прекратил существование санкт-петербургский Фонд свободы информации.

В начале года Московская школа гражданского просвещения объявила о прекращении деятельности: «Руководство Московской школы заявило, что считает неприемлемым осуществлять деятельность в этом ложном статусе и принимает решение о приостановке наших проектов».

В феврале самоликвидировалась питерская «Лига избирательниц».

В мае мурманский дом молодежи «Мистер Пинк» закрылся из-за требований зарегистрироваться в качестве иностранного агента.

В июле «Зеленый мир» в Нижнем Новгороде заявил, что в случае проигрыша в судах обжалования включения в реестр, подаст заявление о самоликвидации.

В августе после нескольких неудачных попыток оспорить включение в реестр принято решение о ликвидации Комитета против пыток.

В августе начала процесс ликвидации «Планета надежд» из Озерска (Челябинская область).

Сложности возникают и с ликвидацией НКО. К примеру, в январе руководитель «Партнерства для развития» Ольга Пицунова подала заявление о ликвидации, однако этого не произошло до сих пор. Организация продолжает получать штрафы за непредставление отчетности. Общая сумма взысканий уже превысила миллион рублей. Ростовская «Экологика» подала документы на ликвидацию, однако ей было в этом отказано в связи с неуплатой штрафа в 300 000 рублей, наложенного судом за отказ подать заявление о добровольном включении в реестр иностранных агентов.

Отказ от иностранного финансирования

Многие организации отказались от иностранного финансирования, чтобы не попасть в реестр агентов. Один из наиболее громких случаев произошел на Сахалине. Леонардо Ди Каприо через свой благотворительный фонд перевел средства в июле 2015 года Экологической вахте Сахалина на сохранение сахалинского заказника «Восточный» и диких лососевых рек.

Однако организация была вынуждена отказаться от пожертвования американского актера ради исключения из реестра «иностранных агентов».

Отказ от иностранного финансирования вовсе не гарантирует от попадания в реестр «иностранных агентов». Так, в марте Минюст внес в реестр челябинский региональный благотворительный общественный фонд «За природу», а заодно и одноименное экологическое общественное движение, притом что иностранное финансирование получал только фонд. Тем не менее в министерстве посчитали, что фонд из этих средств финансирует движение, хотя у движения даже не было счета в банке.

В 2015 году правоприменители активно продвигали понятие «иностранное происхождение денег». Так, Минюст включил в реестр «иностранных агентов» Комитет по предотвращению пыток, сославшись на «иностранное происхождение денег», которые поступали от российских граждан на счет организации.

Самоцензура

Законодательство об «иностранных агентах» вынуждает НКО изменять направления деятельности, отказываться от взаимодействия с властью и публикации информации о себе в СМИ и на своих сайтах, от которых некоторые даже и вовсе отказались. Все это влечет за собой сокращение сферы деятельности НКО.

По словам руководителя Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерия Хатажукова, все то время, пока шли разбирательства, организация была вынуждена подвергать свою работу самоцензуре.

Отказ официальных структур сотрудничать с НКО

Организации опасались, что статус иностранного агента будет создавать проблемы в сотрудничестве с органами власти. На деле оказалось, что от негативной риторики агитационной кампании по введению в законодательство этого статуса пострадали все НКО. Реальный масштаб явления оценить трудно, приведем лишь случаи, которые были преданы огласке.

Глава фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина сообщила, что еще до включения в реестр «иностранных агентов», в июле 2014 года, с НКО перестали сотрудничать правоохранительные органы, с которыми до этого продуктивно взаимодействовали.

Руководитель Союза «Женщины Дона» Валентина Череватенко сетует: «Полиция и инспекция по делам несовершеннолетних к нам глухи, как стена, хотя раньше мы сотрудничали».

В сентябре эксперт фонда «В защиту прав заключенных» приехал в исполнительную колонию № 2 ГУ ФСИН России по Свердловской области. Первоначально заявление на встречу с осужденным стал рассматривать оперативный сотрудник учреждения, который прежде всего стал по телефону с кем-то созваниваться, чтобы выяснить, относится ли фонд к иностранным агентам.

В июне президент В. Путин негативно высказался в отношении организаций, которые занимаются обменными программами: «Так называемые фонды иностранные по школам работают, сетевые организации просто «шарят» по школам в Российской Федерации много лет под видом поддержки талантливой молодежи. На самом деле, как пылесосом, высасывают просто, и все. Уже прямо со школы абитуриентов берут и на гранты «сажают» и увозят».

Первый замминистра культуры В. Аристархов призвал региональных министров культуры не сотрудничать с рядом фондов: «В России действует до сих пор множество компаний и фондов, которые финансируются из-за рубежа, которые как будто поддерживают культуру. Очень важно понимать, что именно они протаскивают под видом культуры. Такие как институт «Открытое общество» (фонд Сороса), фонд Прохорова, Британский совет, некоммерческие Институт культурной политики, Новый институт культурологии, Совет Европы — эти органы, как мы видим, либо работают на распад наших традиционных ценностей, либо на развитие того, что нашими ценностями не являются. Важно понимать, чтобы любые мероприятия, поддерживаемые этими структурами, или им подобными, были сразу под вашим пристальным вниманием».

Руководитель Управления Минюста России по Орловской области С. Кудрявцев попросил чиновников и силовиков предоставить данные о членах НКО — иностранных агентов, входящих в состав общественных и координационных советов при территориальных органах власти.

Главный федеральный инспектор по Нижегородской области И. Костанов на одном из совещаний заявил: «Государственные органы, а также учебные заведения должны внимательно отнестись к сотрудничеству с некоммерческими организациями, официально признанными иностранными агентами.

Мы провели разбирательство, и стало понятно, что эти организации ведут деструктивную деятельность. А им за небольшие деньги предоставляются помещения, проводятся мероприятия. Внимательно надо смотреть» 3.

Цена вопроса

Расходы НКО, получившей статус иностранного агента, могут достигать полумиллиона рублей в год. Так, стоимость обязательного, по закону, аудита варьируется от 30 до 520 тысяч рублей. При этом известны прецеденты, когда аудиторы отказывались работать с «иностранными агентами». «Иностранные агенты» также должны сдавать четыре дополнительных отчета — два квартальных и два полугодовых. Это требует оплаты дополнительного труда сотрудников из расчета 284 рабочих часов в год.

Давление на НКО и их сотрудников

Давление

В июне после высказываний Общества защиты прав потребителей о том, что Крым является оккупированной территорией, депутат Госдумы А. Сидякин обратился в Минюст с требованием проверить организацию на предмет соответствия закону об НКО — «иностранных агентах». При попытке проверки оказалось, что организация около двух лет не является юридическим лицом и не имеет счета, поэтому не может получать иностранное финансирование. Роскомнадзор заблокировал доступ к странице на сайте организации с памяткой о Крыме, а Генпрокуратура потребовала от следственных органов возбудить уголовное дело в отношении ее руководителя.

В то же время Обществу защиты прав потребителей нельзя отказать в смелости и чувстве юмора — в знак солидарности с другими НКО они указали на своем сайте, что являются иностранным агентом.

Депутата Псковской областной думы Льва Шлосберга лишили статуса депутата на том основании, что он представлял в суде интересы центра социального проектирования «Возрождение», включенного в реестр «иностранных агентов».

Угрозы

В феврале после окончания судебного заседания по жалобе Центра защиты прав СМИ к региональному управлению Минюста некий подполковник центра «Э» пожелал руководителю центра Галине Араповой «беречь себя». На выходе из суда сотрудников организации встречали представители «Молодой гвардии «Единой России» с речевкой «Чемодан — вокзал — Европа».

В марте в Йошкар-Оле на стене здания с офисом правозащитной организации «Человек и Закон» появилась надпись «иностранный агент» и изображение мишени. В МВД России по Республике Марий Эл отказались что-либо предпринимать по этому поводу.

В мае руководитель «Планеты надежд» Надежда Кутепова вынуждена была уехать из родного Озерска. «За последние месяцы нас трижды показали в разных сюжетах и обвинили в том, что мы враги. После этого я начала получать угрозы, а моим детям стали задавать вопрос: твоя мама агент?» — вспоминала Кутепова. В сюжете телеканала «Россия-24» показали дверь квартиры активистки. Корреспондент О. Скобеева на фоне Озерска, обвитого колючей проволокой, утверждала, что правозащитная и просветительская организация в своем уставе прикрывалась помощью беременным женщинам, но на самом деле занималась «промышленным шпионажем на американские деньги».

Дискредитация

Термин «иностранный агент», как бы не пытался рассуждать Конституционный суд РФ, имеет явно негативную коннотацию. Это хорошо понимают представители власти и периодически «проговариваются».

Замминистра связи А. Волин посоветовал искать для учредителей СМИ «приличных людей» и не включать в их число организации, внесенные в реестр «иностранных агентов. Несмотря на то что поправки, запрещающие агентам учреждать СМИ, еще не приняты, он считает такое учреждение рискованным.

Министр юстиции А. Коновалов сказал, что далеко не все организации, которые оказались в реестре иностранных агентов, являются абсолютно вражескими.

В феврале глава Чечни Р. Кадыров заявил, что человек с фамилией Каляпин передавал террористам «деньги западных спецслужб».

В одном из своих выступлений Путин отметил, что власти будут и дальше обращать внимание на наличие иностранных источников финансирования неправительственных организаций, сверять их уставные цели с практической работой. В этой же речи он также сообщил об успехах контрразведки: «В ходе спецоперации пресечена деятельность 52 кадровых сотрудников и 290 агентов иностранных спецслужб».

В СМИ регулярно появляются сообщения о связи НКО с иностранными разведками. Например, такое: «Одновременно с этим ряд экспертов уверяют, что в международной практике были случаи, когда внутренние некоммерческие организации, финансируемые иностранными государствами и фондами, фактически выполняли некоторые разведывательные функции».

Лукавство властей, утверждающих, что термин «иностранный агент» такой же нейтральный, как, к примеру, термин «страховой агент», становится очевидным, если взглянуть на практику его использования СМИ в материалах, не относящихся к деятельности НКО. Так, в сентябре в ленте «Интерфакса» появилась следующая новость: «Российские спецслужбы сообщили, что за прошлый год органами безопасности было разоблачено 290 иностранных агентов и обнародовали ряд материалов, касающихся деятельности в Москве ряда сотрудников ЦРУ США с использованием приемов переодевания». Иначе говоря, в данном тексте «иностранный агент» используется в качестве синонима слова «шпион».

После нашумевшего фильма о коррупции в органах прокуратуры, генпрокурор Ю. Чайка опубликовал статью, в которой отметил: «Мы стояли у истоков проверок НКО, выявили те из них, которые десятки лет не проверялись. Некоторые некоммерческие организации, финансируемые из-за рубежа, работали в полном смысле как разведывательные, антироссийские структуры. Стоило нам недавно добиться запрета деятельности в России организаций, чьи «уши торчат» за каждой «цветной революцией» в мире, как тут же посыпались гневные комментарии высокопоставленных чиновников США».

Обыски

В апреле сотрудники правоохранительных органов пришли в офис «Открытой России» с обыском. МВД России объявило, что обыски были проведены «в связи с поступившей информацией, что активистами сообщества осуществляется разработка и хранение транспарантов, листовок и иной продукции, содержащей призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Обыски прошли и как минимум у десяти сотрудников организации, начавшись в 06:00. Главного редактора сайта «Открытой России» Вероники Куцылло не было дома, следователи через дверь угрожали ее несоврешеннолетнему ребенку.

В ноябре в помещение санкт-петербургского Научно-информационного центра «Мемориал» пришли помощник прокурора Центрального района города В. Платонов и семь сотрудников полиции: «Здесь проводится мероприятие организацией — иностранным агентом, деятельность которой «запрещена». Они имели в виду, что в помещении совершается правонарушение — проводится показ фильма без прокатного удостоверения. Убедившись в обратном, прокурор и полицейские потребовали пустить их в другие помещения. Применив силу к посмевшему им отказать волонтеру, сотрудники полиции осмотрели другие комнаты, после чего удалились.

Финансирование НКО

Иностранными и международными организациями

Хотя власти и декларировали, что законодательство об иностранных агентах призвано информировать граждан, основная его цель — ограничить независимое финансирование независимых НКО. Следуя этой стратегии, первый зампред Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству М. Емельянов предложил прямо запретить НКО получать какие-либо заграничные гранты: «Если мы хотим, чтобы наша страна оставалась суверенной, допускать иностранного финансирования наших НКО не надо. Запомните: никогда деньги иностранного государства не используются на благо населения другой страны. Они используются только для закабаления народа. Это политическая аксиома».

Уже сейчас на объемы финансирования российского «третьего сектора» существенно влияет законодательство о нежелательных организациях. После попадания в неформальный стоп-лист Фонд Макартуров, на протяжении десятков лет ведший благотворительную деятельность в Российской Федерации, принял решение о прекращении своих программ: «Заявления российских официальных лиц, а также включение Фонда Макартуров в «патриотический стоп-лист» Совета Федерации Федерального Собрания РФ однозначно указывают на то, что российские власти не желают дальнейшего присутствия фонда на территории России».

Законодательство о «нежелательных организациях» может ударить по многим НКО, включенных в реестр иностранных агентов, поскольку более половины из числящихся в реестре, когда-либо получали или получают финансирование от участников «списка 12».

Надо сказать, что власти используют откровенно избирательный подход к признанию «иностранными агентами» НКО, получающих поддержку из-за рубежа и занимающихся политической деятельностью. Так, получают иностранное финансирование, но не внесены в реестр Центр национальной славы и Фонд Андрея Первозванного, которые опекает бывший глава РЖД В. Якунин. В 2014 году фонд получил «от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства» 11,8 млн рублей. Фонд поддерживает политические организации в Прибалтике, организует в ближнем зарубежье лагеря для обучения молодежи, делает политические заявления и ставит себе политические цели. Из трех учредителей фонда двое являются членами политической партии.

Государственное финансирование

НКО не могут в полной мере рассчитывать на государственное финансирование, поскольку поддержку получают в основном лояльные проекты, а в ряде случаев аффилированные с организаторами конкурсов структуры.

В декабре Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков впервые выдала гранты для социально ориентированных НКО в размере 10,2 млн рублей. Средства были распределены между восемью организациями, пять из которых связаны с лидером «Движения развития» Юрием Крупновым. Его брат Борис Крупнов является заместителем директора Научно-исследовательского центра ФСКН России, а также членом координационного совета ведомства, который и организовывал конкурс. Кроме того, Ю. Крупнов — президент Национальной ассоциации реабилитационных центров. Эта ассоциация получила по итогам конкурса 1,87 млн руб. Одним из учредителей ассоциации является Центр научно-исследовательских разработок в сфере антинаркотической политики — он получил 1,6 млн руб.

Еще господин Крупнов возглавляет наблюдательный совет Института демографии, миграции и регионального развития, который также получил от ФСКН 1,19 млн рублей. 1,59 млн рублей получило Национальное агентство по реабилитации граждан группы риска, зарегистрированное за месяц до начала приема заявок на конкурс. Его учредитель — Серафим Мелентьев.

На сайте Института демографии, миграции и регионального развития указано, что он заместитель Крупнова. Итого в общей сложности аффилированные с Ю. Крупновым организации получили от ФСКН 7,1 млн рублей.

Что касается президентских грантов, с 2013 года организации, непосред ственно подконтрольные Московскому патриархату или близкие к РПЦ получили как минимум 63 гранта на общую сумму свыше 256 млн рублей. Молодежные прокремлевские организации за этот же срок получили президентских грантов на 100 млн рублей.

В России не сложилась культура критики власти как необходимого условия развития демократии. По словам руководителя Кабардино-Балкарского правозащитного центра, получить государственное финансирование достаточно сложно: «Мы очень жестко говорим о нарушениях прав людей, с которыми почти ежедневно сталкиваемся в своей работе. Безусловно, это не может нравится власти. Думаю, в большинстве случаев гранты не достаются именно по этой причине». Организация неоднократно обращались за государственным финансированием, но только один проект был поддержан. Такое нестабильное финансирование из одного государственного источника не даст возможность организации работать и развиваться.

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский считает, что администрация президента хотела бы обеспечить полную лояльность НКО, отсюда и ее действия одновременно и кнутом и пряником.

По его мнению, распределение грантов и пополнение списка иноагентов — это параллельные процессы: «У власти есть желание взять под контроль все гражданское общество. В результате какая-то его часть увянет под прессом и будет ликвидирована, а деньги станут получать те, кто не опасен».

Нужно понимать, что государственное финансирование не получали и никогда не получат ЛГБТ-организации, поэтому законодательство об агентах ударяет по ним в первую очередь.

Финансирование из российских источников

До сих пор в России нет широких возможностей для финансирования НКО со стороны бизнеса. Во многом это связано с враждебной политикой государства по отношению к независимым НКО. По мнению председателя МХГ Людмилы Алексеевой, не надо никаких поправок в закон, надо просто, чтобы им (частным фондам) дали понять, что не нужно этого бояться, хотя после истории с фондом «Династия» это сделать будет трудно. Того же мнения придерживается и лидер «Экозащиты!» Владимир Сливяк: «Кампании экологов — это чаще всего истории, где общественный интерес сталкивается с государственным. В России сегодня нет ни одного источника финансирования, который бы давал деньги на борьбу за общественный интерес против государственного».

Минюст признал «иностранным агентом» фонд «Династия», который поддерживал многие гражданские инициативы. Основанием послужило то, что фонд финансируется с зарубежных счетов гражданина России Дмитрия Зимина. Одной из причин преследования «Династии» можно назвать финансирование Фонда борьбы с коррупцией и независимых СМИ.

Нижегородскому экоцентру «Дронт» сотрудники ГУ Минюста России по Нижегородской области поставили в вину в качестве иностранного финансирования грант российского конкурса «Православная инициатива», в координационный комитет которой входят министр юстиции Коновалов, член Совфеда Клишас, гендиректор Росатома Кириенко, гендиректор журнала «Эксперта»Фадеев и другие официальные лица. Организацией конкурса занимается фонд поддержки гуманитарных и просветительских инициатив «Соработничество», который, как оказалось, переводит деньги с кипрских счетов.

Краудфандинг также не является защитой от признания НКО иностранным агентом. Никакая система электронного кошелька не может гарантировать, что средства не переведет иностранный гражданин. С такими провокациями — переводами небольших сумм денет от жертвователей с иностранным паспортом — уже столкнулся ряд известных НКО.

Крым

По словам Уполномоченного по правам человека в Украине, в Крыму резко сократилось число общественных организаций. Часть из них выехала в континентальную Украину и изменила юридический адрес. Основная часть правозащитных организаций и организаций проукраинской направленности вынуждена была прекратить свою деятельность. Другие организации сталкиваются со сложностями и препятствиями при своей регистрации по российскому законодательству.

В Севастополе закрыли отделение всеукраинской организации «Просвита» им. Тараса Шевченко.

С беспрецедентным давлением сталкивается Меджлис крымскотатарского народа. Местные власти преследуют СМИ даже за упоминание названия организации. В сентябре стало известно, что региональное Министерство связи разослало в редакции СМИ письмо со следующим пассажем: «Министерство настоятельно рекомендует прекратить использование в новостных сюжетах, статьях и интервью средствами массовой информации Республики Крым, в том числе сети Интернет, наименования или частей наименования несуществующих организаций».

Сложная социальная обстановка в Крыму приводит к тому, что чиновники стремятся объяснить свои ошибки происками «иностранных агентов». В статье, опубликованной 9 сентября в «Известиях», С. Меняйло объяснил недовольство севастопольцев действиями городского правительства тем, что «Госдеп США пытается дестабилизировать ситуацию в Севастополе через оппозиционные СМИ, социальные сети и НКО».

Заключение

В 2015 году власти продемонстрировали, что не собираются сбавлять темп преследования независимых организаций. С целью сокращения финансирования было принято законодательство о нежелательных организациях, в Госдуму внесены поправки, ограничивающие права НКО, включенных Минюстом в реестр иностранных агентов.

Помимо прямого вмешательства государства законодательство последних лет имеет серьезный «охлаждающий эффект»: организации отказываются от иностранного финансирования, корректируют свою деятельность, сдерживаются в высказываниях, закрываются.

Но самой тревожной тенденцией в минувшем году стал рост числа нападений на гражданских активистов. Десятки ключевых общественных деятелей были вынуждены покинуть страну, многие не заявляют открыто об отъезде, надеясь на возвращение, когда ситуация изменится.

Share this